?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ключевые вопросы стратегического развития Челябинска еще крайне далеки от своего решения.

 Проявившиеся в последние время и ставшие общепризнанными ряд социо-эколого экономические проблемы Челябинска заставляет более детально рассмотреть вопросы его развития. Мегаполис является сложной пространственной и неоднородной системой. Благополучие  города его конкурентные преимущества во многом определяются именно эффективностью его пространственного развития. Однако как показывает анализ именно текущая ситуация с пространственным развитием Челябинска является одним источников многих проблем.

 «Задворки» для развития бизнеса на карте Челябинска.
 Создание инвестиционного климата и привлечение инвестиций сейчас должны быть приоритетом. Однако, реальное расположение участков для строительства новых объектов в Челябинске (по состоянию на март месяц 2016 года предложенных для проведения аукционов), может только озадачить любых внешних инвесторов. Как видно на карте (рис. 1) сформированных для проведения аукционов, главным управлением архитектуры и градостроительства Администрацией города Челябинска http://www.arch74.ru/documents/q-n-a/ земельные участки концентрируются в удаленных и весьма проблемных местах города, которые можно охарактеризовать как «задворки» Челябинска.  Первое - около старой мало привлекательной промзоны и Цинкового кладбища, второе - около экологически опасной городской свалки.
Такое распределение является своеобразным индикатором бизнес климата и неоднозначности пространственных перспектив развития Челябинска, а также наличия явных проблем в управлении городским развитием. Подобный выбор мест развития и инвестирования разом зачеркивает декларируемые рейтинги инвестиционной привлекательности города. Это ставит вопрос о реальных пространственных перспективах развития Челябинска и также многих других вопросов эффективности  жизнеобеспечения и развития. Очевидны значительные недоработки в системе планирования городского развития.


Рис. 1.

 «Лоскутное одеяло» из генплана прошлого века.
 Ключевым документом определяющим пространственное развитие города является генеральный план.  Материалы генерального плана Челябинска общедоступны http://www.arch74.ru/documents/cityplan/ . Планировочная структура приведена на рис.1. Это означает, что перспективное развитие города идет по документу почти пятнадцатилетней давности (ЧЕЛЯБИНСК ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН ШИФР: ГП-002: заказчик ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ АРХИТЕКТУРЫ И ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВА АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДАЧЕЛЯБИНСК, разработчик  РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ АРХИТЕКТУРЫ И СТРОИТЕЛЬНЫХ НАУК ЮЖУРАЛАКАДЕМЦЕНТР 2002 ГОД). http://www.arch74.ru/files/cityplan/Genplan-Osnovnye-polozhenija.doc . В реальности многие элементы генплана несколько старше. Фактически этот генплан построен еще на проектных решениях конца прошлого века.
Следует отметить, что на рубеже веков реальные пропорции рыночной экономики и современного уклада жизни еще только формировались. Корректно представить перспективы развития города и оценить экономику генплана  в условиях того времени было практически невозможно. При социально – экономических проблемах тех времен, какой либо проектировочный градостроительный задел c ориентиром на экономику будущего в те годы ожидать не приходилось.


Рис. 2.

Подобный «вакуум» экономики генплана автоматически ускоряет его старение. Тем не менее, за последнее десятилетие полномасштабной актуализации программ и планов развития города так и не было. Прогнозы и программы развития  пространственную структуру города не затрагивали. Фактически это создавало предпосылки развития города по локально согласованным и утвержденным проектам фактически вне уже безнадежно устаревшего генплана.
  Формально генплан представлен. Однако, при множестве подобных частных дополнений реальный генплан больше походит на «лоскутное» одеяло из множества больших и малых «заплаток», непрозрачных для  инвесторов и городского сообщества. О согласованности подобного множества локальных изменений и оценке их социо-эколого экономической эффективности для развития города говорить в подобной ситуации не приходится. При подобной практике многократно возрастают риски неэффективности развития. Однако, уже очевидно, что при таком бессистемном развитии, прежде всего, страдают «зеленые» и другие территории определяющие качество жизни населения, а выигрывают сомнительные бизнес проекты.
  Какое было видение города на перспективу в начале двухтысячных сказать сложно, это уже больше вопрос истории. С тех пор кардинально изменились отношения собственности. Поэтому, не удивительно, что многих уже построенные объекты и даже районы оказались вне существующего генплана. В реальности в Челябинске наблюдается процесс текущего заполнения «пустых» (незастроенных) участков на планировочной структуре, причем практически без «оглядки» не только на безнадежно устаревший  генплан, но и его некоторые весьма спорные обновления. Обоснованные критерии локальных изменений генплана и выбора новых объектов строительства в официальных материалах не упоминаются.
 Характерные моменты постепенного деформации комплексного развития города и тренда к фактически неуправляемому разрастанию жилых и промышленных зон, без понятных инфраструктурных взаимосвязей, достаточно наглядно видны на примере наиболее известного проекта последнего времени микрорайон «Академ Riverside».

 Фиктивность генплана и реальность развития.
 Согласно генплана, территория микрорайона «Академ Riverside» прежде представляла обширную зеленую зону в пойме реки Миасс и территорию, отведенную для развития университетского кампуса рис.3.


Рис. 3.

 Появление этого района связана с корректировкой генплана проведенная в рамках перепланирования поймы реки Миасс, относительно недавно в 2010-2012 годах. Впрочем назвать эти материалами реальными документами генплана достаточно сложно из-за их несоответствия реальности. Отношение к этим заведомо не реальным документам на практике было соответствующее (хотя «красивые прожекты» со зданиями в форме от полуколец до заостренных свечек высоток обошлись городскому бюджету более чем в десяток миллионов рублей). Эта красивая «городская сказка» прошедшая необходимые согласования и принятая в 2012 году к реальному развитию города отношения не имела и осталась только на бумаге (фрагменты с разнообразными зданиями и в окружении зеленых зон можно видеть на рис. 4 – 6).


Рис. 4.


Рис. 5.


Рис. 6.

  Реальная картина не имеют ничего общего декларированными материалами. На этой территории (как видно на спутниковой карте Яндекса рис. 7) появляется большой спальный район.


Рис. 7.

  Следует отметить, что вопросы здесь не к строительству жилья на прежде пустовавших участках и не к качеству локальных проектных решений. Здесь проблема, в комплексности развития. Можно отметить сравнительно высокую этажность и плотность застройки нового района, что при большой плотности населения создает очень серьезные инфраструктурные городские риски для прилегающей территории Северо-Западного района Челябинска (разнообразные «бытовые» вопросы: транспорта, теплоснабжения, поликлинического обслуживания и парковок тут «не за горами»). Уже сейчас в этой элитной жилой зоне начинают обнаруживаться «вклинившиеся» бензоколонки, автосервисы и мойки. Эти сомнительные и никем нежданные бизнес объекты - первые признаки бессистемности развития. Появление на месте утвержденного в генплане прибрежного сквера (в правом нижнем углу на рис. 5) большого торгового комплекса «Облако» (получившего уже судебную известность), дополненное массовой уплотнительной застройкой скверов в прилегающем районе ( ул. Чичерина), только подчеркивает практическую фиктивность публичных материалов генплана и пренебрежение к вопросам комплексного пространственного развития города.
  При «сказочности» генплана на первый план выходит другой документ кадастровая карта территории, которая по факту «нарезки» участков определяет реальное пространственное развитие города.  Однако там отражены отношения собственности к определенным участкам земли, а не вопросы облика и экономики города.

   Скрытые издержки бессистемности.
   При отсутствие стратегического плана, развития Челябинска в последние годы проходило в рамках весьма спонтанно возникающих программам -«городских революций», из которых наиболее известна дорожная. Фактически развитие города шло в виде реализации различных бизнес проектов.
Подобная практика, была удобна для привлечения федеральных средств (в период их изобилия) и оставляла надежду на успешное будущее после нескольких лет «местного застоя». Корректного экономического обоснования  «городских революций» и ожидаемых конечных результатов для города  не было. Отчет был прежде всего в объеме освоенных инвестиций то есть по затратам, хотя счет шел на десятки миллиардов рублей. Экономический (точнее социо-эколого экономический) результат от таких революций здесь вызывает сомнение. Эффективность каждого рубля  «дорожной революции» (где, по расхожему мнению, значительная часть асфальта уже сошла вместе с весенним снегом) вызывает очень серьезные сомнения. Это относится и к другим схожим проектам.
  Экономика локальных инвестиционных проектов отвечала прежде интересам инвестора или ведомства, а не общим народно-хозяйственным интересам. При подобной сложившейся практике развития Челябинска, стратегическое пространственное развитие города идет фактически не прогнозируемым эмпирическим путем «локальных бизнес проектов», с неизбежными трудно прогнозируемыми рисками и последствиями. Скрытые «издержки» таких проектов неизбежно накапливаются в виде инфраструктурных диспропорций c неизбежными потерями для качества жизни, которые могут заметно понизить эффект проектов. Впрочем, последующие проекты могут «выравнивать» часть «промахов» предшествующих (это относится ко многим сферам, начиная с дорожного строительства). В кризис, в условиях инвестиционного спада и при свертывании многих проектов подобная практика становится бесперспективной и даже опасной. Все накопленные риски бессистемности и диспропорции развития будут проявиться более масштабно.

     «Идеи» развития взамен обоснования
     При доминировании локальных проектов возникла  пиар практика продвижения отдельных «идей» развития, что фактически привело к появлению «специфической идеологии» отчасти подменявшей реальную стратегию города . В ней всегда присутствовали:  «позитив - громких проектов» (например: новые качественные дороги, самое дешевое жилье или новая экономика) и «негатив-виновник всех бед » (например: предприятия металлургии,  которые следует убрать из Челябинска). Несмотря на полную абсурдность, подобная «идея-маниловщина» публично обсуждалась. Отголоски таких «идей развития» присутствуют до сих пор.
   С «громкими проектами» сейчас хуже и наблюдается некоторый вакуум мифов развития ( впрочем, сейчас кризис), а главный негатив развития сейчас «прикован» к Томинскому ГОКу (хотя, даже исходя только из территориального расположения, его на влияние качество жизни в Челябинске будет на несколько порядков меньше чем у реальных источников городских проблем). Причем кардинальная смена «ролей» в таких сценариях порой удивительна (причем без особых обоснований). Еще пару лет назад ГОК и другие объекты  цветной металлургии считались главными драйверами новой экономики региона. Однако, никакая смена подобных пиар и имиджевых моментов не может смягчить обострение реальных социально-экономических процессов. Риски неэффективности «бизнес идей» с формальным шаблонным обоснованием в новых условиях нестабильности и низкого роста становятся недопустимыми.

  Неизбежность структурных преобразований
  Очевидно, что проводить какую либо эффективную экономическую политику в ситуации «бессистемности» городского развития и «вакуума» стратегического планирования практически невозможно. Однако, структурные изменения в системе управления развитием города и прилегающих территорий с учетом новых экономических требований становится неизбежными. Необходимость преобразований и формирования реальной экономической политики города Челябинска будет проявляться более явно по мере сокращения денежной массы или при появлении дальнейших проблемам  городского бюджета.
Перенос решения этих вопросов на будущее увеличивает риски разрастания проблем,  а любые малообоснованные экономические решения будут только усугублять текущие проблемы (например: дисбаланс текущих доходов и расходов городского бюджета). Частичные и поверхностные «косметические» действия, могут дать только негативный результат, разрушив остатки «хрупкого» равновесия. Здесь вопрос только в выборе формы и времени подобных преобразований.
   Без корректной и детальной экономической оценки реальной ситуации и соответствующих  перемен возможны «провалы» даже при решении сравнительно простых вопросов жизнеобеспечения. Определяющие выход из непростой текущей  ситуации значительно более сложные вопросы эффективного инвестиционного планирования и перспективного пространственного развития требуют качественно иного анализа и решения общих проблем эффективности инвестиций в условия экономической нестабильности. Здесь еще все усложняется дополнительной  региональной проблемой . За все обозримое время Челябинской области, реальная практика реализации региональной инвестиционной политики так и не сформировалась. В лучшем случае она ограничивалась отдельными частными проектами, а больше только имиджевыми моментами не связанными с реальной экономикой. В меняющихся сложных условиях, обычные типовые методики планирования (по сути, устаревшие шаблоны, подготовленные для прежних условий развития) непригодны.

Продолжение следует.