?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оценка главных кризисных рисков для экономики и социума Челябинской области на 2015-2016 годы


В ближайшие годы социально-экономическое развитие региона будет определяться, прежде всего, двумя противоречивыми доминирующими тенденциями:

·         Снижением, вплоть до отрицательных величин, темпов роста реальной экономики;
·         Высокой (относительно экономического роста) инфляцией и,  соответственно, ростом цен на рынках, проблемами жизнеобеспечения социума.

 При этом возникают риски нарушения взаимосвязей для системы «реальная экономика (производство) – рыночная  среда - социум». При оценке ситуации из наиболее распространенных показателей следует обратить внимание на следующие. Для экономики это годовой прирост валового регионального продукта (ВРП), для социума - годовой прирост средней номинальной заработной платы, для рыночной среды - уровень инфляции.

 Противоречия в динамике реальной экономики и переход в кризисную зону.

По данным Росстата тенденции рассмотренных показателей по РФ таковы:


Рис. Динамика показателей по РФ и граничные точки
(прирост в % к уровню предшествующего года, тренды)

  В сложившихся тенденциях ухудшения динамики реальной экономики, переход трендов ее показателей в проблемную зону ниже уровня инфляции (см. рис.) был во многом прогнозируем. Согласно многолетней динамике, точки пересечения трендов приходятся на 2015 год. Однако с учетом глобальных внешнеэкономических и геополитических факторов, а также заметного ухудшения динамики, эти проблемы начались на год раньше - в 2014 году (граничные точки пересечения трендов выделены большим размером на рис.) Эти граничные точки во многом явились точками смены характера многих социально экономических процессов в регионе. При переходе подобной границы неизбежно возникновение и развитие разнообразных кризисных процессов.

Так, начиная с 2013 года в экономике РФ и Челябинской области наблюдаются негативные, прежде не наблюдаемые тенденции одновременного замедления темпов роста ВРП и резкого роста уровня инфляции. Уровень инфляции на 2014 год вырос до 11,5 %, при замедлении роста ВРП до +0,5 %. Каждый из этих трендов негативен, обостряя социально-экономическую обстановку в регионе. Совместное же их синергетическое действие может оказаться трудно нейтрализуемой причиной возникновения серьезных и социально-экономических проблем, как оперативного, так и стратегического характера.

    В условиях внешне - экономической нестабильности, усиления стрессовых моментов на рынках (прежде всего - валютном) эти процессы в конце 2014 и начале 2015 года приобрели мало прогнозируемую форму «турбулентности». Сейчас ряд процессов несколько «успокоился» и принял новую форму.


 Общая оценка динамики рассмотренных показателей - индикатор кризисных рисков региона.

   Количественную оценку текущей динамики развития можно дать, рассматривая разность между темпами изменения ВРП и уровня инфляции. Она отражает одновременно состояние как экономики, так и рыночной среды. Такая интегральная характеристика - индикатор динамики кризисных рисков рассчитывается как индекс валового регионального продукта (отражает общий тренд развития экономики) минус индекс уровня инфляции (отражает состояние рыночной среды / сбалансированности на рынке товаров и услуг).

  «Желаемые» значения индикатора достигаются при сочетании параметров устойчивого эффективного развития экономики, где низкая инфляция (уровня 2% –4%) дополняется вдвое большими трендами прироста ВРП. При этом рыночные проблемы и инфляция могут во многом нивелировать успехи реальной экономики - и наоборот.


Рис. Индикатор состояния экономики и рыночной среды: слагаемое от прироста индекса ВРП  и уровня инфляции.

    Как видно из рис., значение индикатора было близко к оптимальному только в 2006 - 2007 годы, после чего в 2008 - 2009 годы последовал глубокий спад. Кратковременное восстановление значения в 2011 году, начиная с 2012 года, вновь сменилось спадом, причем, более затяжным во времени и к настоящему времени столь же масштабным.

   Величина рассмотренного индикатора во многом характеризует масштаб проблем (рисков) социально – экономического развития территорий (на рис. для Российской Федерации и Челябинской области). Сейчас по масштабы спада несколько ниже, чем в 2009 году, но уже очевидно, что значительно превышают его по продолжительности.

   Перспективы кризисных колебаний социально-экономической  динамики - «коридор» кризисной нестабильности.

   При наблюдаемом наложении негативных тенденций: спаде ВРП и росте инфляции, неизбежно появление широкого диапазона колебаний основных показателей социально-экономических процессов. Эти колебания  нередко весьма болезненны для экономики и социума. Попытки сгладить их реализуются в рамках нынешней антикризисной политики.       Однако предшествующая практика показывает, что возможности существующей модели управления российской, преимущественно экспортно - ориентированной, весьма ограничены.

   Сочетание глобальных структурных проблем экономики и разнородных масштабных проблем национального рынка принципиально отличает текущие проблемы от наблюдаемых прежде, в кризис 2009 года.
Тогда доминировали краткосрочные финансовые проблемы и основные меры стабилизации (прежде всего финансовой) были обеспечены на федеральном уровне с целью выхода на докризисные позиции без серьезных структурных преобразований экономики и потерь для социума.

   К настоящему времени можно говорить о переходе кризисных процессов от формы «шоковой турбулентности» к движению внутри некоторого «коридора» кризисной нестабильности. Именно постепенное выравнивание негативных трендов неизбежно будет означать сжатие подобного «коридора» и окончание кризисных процессов.


Рис. Годовой прирост основных показателей и зона их кризисного «коридора»
(валового регионального  продукта РФ в текущих ценах, в  %,
годовой прирост средней номинальной  заработной платы по РФ в % ,
уровень инфляции  РФ в %)

  Говорить о существенном сокращении кризисных рисков - границ «коридора», без принципиальной смены динамики экономического роста, сложно. Показатели динамики за первое полугодие 2015 принципиально не изменились, как и не появились предпосылок для их быстрой смены в ближайшей перспективе.

 В таких условиях особое значение приобретают возможности саморегулирования - внутрирегионального выравнивания негативных трендов в рамках имеющихся возможностей и местных резервов.
Сейчас причины экономической нестабильности кардинально иные, чем прежде, другими являются и риски для экономики и социума: смены многих пропорций жизнеобеспечения территорий не избежать. При этом, несмотря на принятие общих антикризисных мер, их результативность может заметно различаться из-за региональной специфики.

   Территориальные различия будут возрастать при переходе от этапа нейтрализации негативных последствий спада к росту в изменившихся экономических и социальных условиях. Успех каждого региона в сравнении другими во многом будет определяться сочетанием экономических и управленческих факторов: специфическими конкурентными преимуществами экономики и максимально оперативной территориальной адаптацией всех мер и предложений федерального центра, позволяющих эффективно их использовать (включая стратегическую управленческую работу на опережение).
В таких, прежде не наблюдаемых условиях, появляются новые задачи территориального управления. Даже в границах общего «кризисного коридора», они должны обеспечивать, выход на лучшую динамику развития - верхнюю границу эффективности с минимизацией кризисных рисков.


   Резервы антикризисной политики, формирования предпосылок стабилизации и роста.

   Здесь особое значение приобретает детализация условий роста Челябинской области и ее ключевых территорий уже в момент нейтрализации проблем спада – своего рода «тюнинг» территорий по стабилизации и росту. Успех антикризисных мер во многом зависит от наличия баланса между необходимыми текущими мероприятиями стабилизации и социальной защиты и перспективными мерами, позволяющими эффективно использовать возможности федерального центра (включая стратегическую управленческую работу на опережение).

   В сегодняшних нестандартных условиях, при ограниченности опыта антикризисного управления и отсутствия четких методических рекомендаций, достаточно сложно обеспечить такой баланс между оперативными и стратегическими приоритетами. Велики риски, что многие крайне важные мероприятия будут сформированы и реализованы с опозданием или не полной мере.

   При этом инерционное развитие кризисных явлений может привести к значительному снижению благосостояния населения Челябинской области в 2015 и 2016 годах, неравномерным потерям по отраслям экономики, территориям и социальным группам. Сейчас, в сравнении с кризисом 2009 года, при относительно меньших потерях в экономике, можно ожидать более серьезных потерь для домохозяйств (из-за вдвое большей инфляции и отсутствия явных предпосылок восстановления докризисных пропорций потребления и цен).

  Сейчас ситуация в Челябинской области достаточно противоречивая. Однако, по итогам полугодия, основные показатели экономического развития региона, в первую очередь промышленности, лучше среднероссийских. Это новый момент и важное конкурентное преимущество, возникшее после многолетнего отставания: на протяжении многих лет по динамике развития Челябинская область была хуже средних показателей по России.


Рис. Динамика основных составляющих валового регионального продукта  по РФ и Челябинской  области: годовой индекс физического объема ВРП в % (в сопоставимых ценах) и уровень инфляции в РФ в %

  Вместе с тем, регион за время отставания накопил немало проблем. При длительном разрыве между ростом уровня цен и уровнем личных доходов, финансовые накопления большей части населения могут быть быстро исчерпаны (существуют риски ощутить последствия этого уже в конце 2015 года). Снижение платежеспособного спроса населения далее окажет негативное воздействие на банковскую систему, сферу торговли и услуг, ЖКХ и непосредственно затронет малый бизнес. Все перечисленное может привести к значительным нарушениям жизнеобеспечения широких социальных групп населения, прежде всего - в депрессивных городах и муниципальных районах.

Меры по нейтрализации перечисленных проблем затрагивают новые межведомственные вопросы. В этой ситуации важна система точечных прогнозов, необходимых для выработки превентивных мер и поиска дополнительных ресурсов.

     Следует принять во внимание тот факт, что существенные резервы антикризисной политики и формирования предпосылок роста лежат сегодня не в собственно производственно-финансовой сфере (ее регулирование и перспективы в меньшей степени зависят от региональных властей), а в сфере общественной. Это прежде всего потенциал увеличения в регионе социального капитала и конкуренции, способности структур власти вместе с обществом высвобождать и защищать предпринимательскую инициативу, поддерживать всестороннее, способствовать внедрению результатов научных исследований и реализации перспективных проектов.


           Более подробные материалы по этой теме изложены в статье журнала  «Социум и власть» С.Гордеев, С.Зырянов, О.Иванов, А.Подопригора «Риски и приоритеты управления регионом в условиях экономической депрессии и роста инфляции» http://siv74.ru/images/3_2015.pdf




'Corridor'  OF CRISIS INSTABILITY
Evaluation of the major crisis risks for the economy and society of the Chelyabinsk region in the years 2015-2016